Групповой иск в арбитражном процессе

Групповые иски в арбитражном процессе (понятие, условия предъявления, особенности рассмотрения)

Групповой иск в арбитражном процессе

⇐ ПредыдущаяСтр 42 из 48Следующая ⇒

Признаки группового иска:

– это иск о защите большой группы лиц,

– оказавшейся в одинаковой юридико-фактической ситуации,

– общие права и интересы которой нарушены одним ответчиком (соответчиками),

– подается истцом-представителем группы от имени участников группы,

– состав группы либо не известен на момент возбуждения дела, но персонифицируется в судебном решении, либо он столь многочисленный, что не позволяет обеспечить фактическое участие в деле всех участников группы,

– группа имеет общее требование с единым способом правовой защиты, общим предметом доказывания,

– групповой иск рассматривается в рамках группового производства, т.е. искового производства с особенностями, установленными в гл. 28.2 АПК РФ,

– по судебному решению участники группы получают общий положительный результат (в случае удовлетворения иска).

Групповой иск соответствует задаче обеспечения равенства перед законом и судом (ст. 17 Конституции России, ст. 7 АПК РФ), уравнивая шансы потерпевших на получение возмещения ущерба от одного ответчика.

Групповое производство подразделяется на 3 стадии сообразно движению арбитражного процесса, имея особенности на стадии возбуждения дела, его подготовки, судебного разбирательства и вынесения решения.

Возбуждение дела. В порядке группового производства могут быть рассмотрены дела по:

– корпоративным спорам;

– спорам, связанным с осуществлением деятельности профессиональных участников рынка ценных бумаг;

– другим требованиям при наличии условий, предусмотренных ст. 225.10 АПК РФ.

Групповой иск может быть подан:

– в защиту нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов других лиц, являющихся участниками этого же правоотношения, юридическим или физическим лицом, являющимся участником правоотношения, из которого возникли спор или требование;

– в защиту прав и законных интересов группы лиц с групповым иском могут обратиться органы, организации и граждане в случаях, предусмотренных федеральным законом, т.е. не являющиеся участниками данного правоотношения.

Необходимым условием подачи группового иска является присоединение к первоначальному требованию первого лица (истца-представителя группы) не менее 5 лиц.

Присоединение к требованию о защите прав и законных интересов группы лиц осуществляется путем подачи в письменной форме заявления лица или решения нескольких лиц, являющихся участниками правоотношения, из которого возникло такое требование.

Круг дел, по которым могут предъявляться групповые иски, не является закрытым.

В ведении группового производства достаточно много зависит от инициатора процесса (истца-представителя группы): например, правильное обоснование требования и подача иска (ст. 225.12 и 225.

13 АПК РФ), работа по объединению всех потерпевших в единую группу истцов (ст. 225.14 АПК РФ) и связь с ними в течение процесса по доказыванию обстоятельств дела. Поэтому АПК РФ определяет его статус (ст. 225.12) и регулирует замену истца-представителя другим лицом (ст.

225.15 АПК РФ) в случае прекращения его полномочий.

Лицо, обратившееся в арбитражный суд в защиту прав и законных интересов группы лиц, действует без доверенности на основании указанных в ч. 3 ст. 225.

10 АПК РФ документов о присоединении к требованию.

Истец-представитель группы пользуется процессуальными правами и несет процессуальные обязанности истца и обязано добросовестно защищать права и законные интересы группы лиц.

В исковом заявлении, заявлении должны быть также указаны:

1) права и законные интересы группы лиц, в защиту которых предъявлено требование;

2) круг лиц, участвующих в правоотношении, из которого возникли спор или требование;

3) наименование лиц, присоединившихся к требованию, место их нахождения или, если лицом, присоединившимся к требованию, является гражданин, его место жительства, дата и место его рождения, место его работы или дата и место его государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

Только по групповым корпоративным искам установлена исключительная подсудность (ч. 4.1 ст. 38 АПК РФ).

Подготовка дела к судебному разбирательству. Согласно ст. 225.14 АПК РФ при подготовке дела по групповому иску судья помимо традиционных задач подготовки (ст.

133 АПК РФ) также решает вопрос о составе группы лиц и о возможности установления иных лиц, являющихся участниками спорного правоотношения, а также предлагает представить доказательства, подтверждающие принадлежность конкретного лица к группе лиц.

В определении о подготовке дела к судебному разбирательству арбитражный суд указывает на возможность рассмотрения дела в соответствии с правилами гл. 28.2 АПК РФ и устанавливает срок, в течение которого истец-представитель группы должен предложить другим лицам из этой группы присоединиться к требованию о защите прав и законных интересов группы лиц.

Особенности рассмотрения дела. Законом установлен особый срок рассмотрения дела, учитывающий множественность участников на стороне истца, – до 5 месяцев.

Лица, присоединившиеся к требованию о защите прав и законных интересов группы лиц, могут знакомиться с материалами дела, делать из них выписки, снимать с них копии.

Однако основную роль в групповом производстве играет истец-представитель группы. Поэтому ст. 225.15 АПК РФ регулирует порядок замены истца-представителя группы.

Его полномочия могут быть прекращены арбитражным судом:1) в случае отказа этого лица от иска;2) по требованию большинства участников группы.

Особенности решения арбитражного суда. Решение арбитражного суда по групповому иску принимается по общим правилам гл. 20 АПК РФ. Особым образом оговорена законная сила судебного решения, распространяющая свое действие на всех участников группы, и возможность информирования участников группы ответчиком о решении суда (ст. 225.17 АПК РФ).

Согласовывать условия мирового соглашения с истцовой стороны при возможно большом количестве членов группы возможно только на основе полного консенсуса всех членов группы либо по правилам мирового соглашения в делах о несостоятельности, т.е. по большинству членов группы, имеющих наибольший стоимостной объем требований.

61. Особенности рассмотрения дел по корпоративным спорам.В ст. 225.1 АПК дано следующее понятие.

Корпоративный спор – это спор, связанный с созданием юри­дического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а также в не­коммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяю­щей коммерческие организации и (или) индивидуальных пред­принимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации в соответствии с ФЗ. К корпоративным спорам относятся, в частности:

• споры, связанные с созданием, реорганизацией и ликвидацией юридического лица;

• споры, связанные с принадлежностью акций, долей в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паев членов кооперативов, установлением их обременений и реализацией вытекающих из них прав;

• споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица (далее – участники юридического лица) о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении по­следствий недействительности таких сделок;

• споры, связанные с назначением или избранием, прекращени­ем, приостановлением полномочий и ответственностью лиц, входя­щих или входивших в состав органов управления и органов контроля юридического лица, а также споры, возникающие из гражданских правоотношений, между указанными лицами и юридическим лицом в связи с осуществлением, прекращением, приостановлением полно­мочий указанных лиц; и т.п.

К корпоративным спорам не относятся в силу прямого указания закона (п. 2 ст. 225.1 АПК):

• споры, вытекающие из деятельности депозитариев, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги,

• споры, возникающие в связи с разделом наследственного иму­щества или разделом общего имущества супругов, включающего в себя акции, доли в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паи членов кооперативов.

Рассмотрение дел по корпоративным спорам выделено АПК в самостоятельную главу в связи с необходимостью учитывать харак­тер спорных материальных правоотношений и рассматривать такие дела с применением процессуальных особенностей.

Эти процессуальные особенности установлены законодателем в части требований к заявлению по корпоративному спору, обеспечения доступа к информации о корпоративном споре, примирения по корпоративному спору, применения обеспечитель­ных мер, сроков совершения отдельных процессуальных действий.

https://www.youtube.com/watch?v=vy28Wq8P3Hs

Корпоративные споры могут рассматриваться арбитражным су­дом по общим правилам искового производства, по правилам произ­водства по делам, возникающим из административных и иных пуб­личных правоотношений, и по правилам рассмотрения дел о защите прав и законных интересов группы лиц. При этом в большинстве случаев рассмотрение корпоративных споров происходит в порядке искового производства.

м корпоративных правоотношений, как и других правоотношений, выступают субъективные права и обязанности участников этих отно­шений.

Однако корпоративные правоотношения во многих случаях имеют многосубъектный состав, что может затруднить определение надлежащего ответчика или предопределить наличие в деле пассив­ного процессуального соучастия.

В законе отсутствует прямое раз­решение вопроса о статусе лиц. являющихся участниками спорного корпоративного правоотношения, но не являющихся активными сторонами спора.

Особенности предъявления искового заявления. Ис­ковое заявление по корпоративному спору помимо общих требова­ний, установленных ст. 125 АПК, должно содержать государственный регистрационный номер юридического лица, в связи с участием в ко­тором или из деятельности которого возник спор.

К исковому заявлению должна быть приложена выписка из ЕГ­РЮЛ или иной документ, подтверждающий государственную регист­рацию юридического лица и содержащий сведения о его адресе (мес­те нахождения) и ОГРН. Таким документом может быть, например, устав юридического лица, содержащий отметку регистрирующего органа о государственной регистрации и присвоенном ОГРН.

Корпоративные споры отнесены к специальной подведомст­венности арбитражных судов (ст. 33 АПК). Они рассматриваются арбитражным судом независимо от субъектного состава участников спора.

По подсудности корпоративные споры отнесены к делам, под­судным арбитражным судам субъектов РФ по месту нахождения юридического лица, в связи с участием в котором или из деятель­ности которого возник корпоративный спор (ч. 4.1 ст. 38 АПК).

АПК предусматривает проведение примирительных процедурпри рассмотрении корпоративных споров. Примирительные процедуры проводятся по общим правилам, установленным гл. 15 АПК.

Закон прямо называет возможность примирения сторон путем заключения мирового соглашения или при содействии посредника, не ограничивая при этом возможность проведения и других прими­рительных процедур (ч. 1 ст. 225.

5 АПК).

Правом на обжалованиеопределения суда об утверждении миро­вого соглашения обладают лица, участвовавшие в деле.

Обеспечительные меры при рассмотрении копрпоративных споров применяются для обеспечения иска или имущественных ин­тересов заявителя, если непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, а также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю.

Обеспечительные меры должны соответствовать заявленным требо­ваниям, т.е. быть непосредственно связанными с предметом спора, соразмерными заявленному требованию, необходимыми и достаточ­ными для обеспечения исполнения судебного акта или предотвраще­ния ущерба.

АПК устанавливает открытый перечень обеспечитель­ных мер, которые могут быть приняты при рассмотрении корпора­тивного спора. К ним, в частности, относятся:

• наложение ареста на акции, доли в уставном (складочном) ка­питале хозяйственных обществ и товариществ, паи членов коопера­тивов;

• запрещение ответчику и другим лицам совершать сделки и другие действия в отношении акций, долей в уставном (складоч­ном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паев членов кооперативов;

• запрещение органам юридического лица принимать решения либо совершать иные действия по вопросам, относящимся к предме­ту спора или непосредственно с ним связанным;

• запрещение юридическому лицу, его органам или участникам, а также иным лицам исполнять решения, принятые органами этого юридического лица;

Принятие обеспечительных мер не должно приводить к факти­ческой невозможности осуществлять юридическим лицом деятель­ность или существенно ее затруднять, а также к нарушению юриди­ческим лицом законодательства РФ.
⇐ Предыдущая33343536373839404142434445464748Следующая ⇒

Поиск по сайту:

Источник: https://mykonspekts.ru/2-34830.html

Коллективные иски в арбитражном суде: особенности подачи и рассмотрения

Групповой иск в арбитражном процессе

1.ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

1.1. Настоящая Политика конфиденциальности в отношении обработки персональных данных пользователей сайта https://www.dvitex.

ru/ (далее – Политика конфиденциальности) разработана и применяется в ООО Юридическая фирма «Двитекс», ОГРН 1107746800490, г. Москва, пер. Голутвинский 1-й, дом 3-5, оф 4-1 (далее – Оператор) в соответствии с пп. 2 ч. 1 ст. 18.

1 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» (далее по тексту – Закон о персональных данных).

1.2.

Настоящая Политика конфиденциальности определяет политику Оператора в отношении обработки персональных данных, принятых на обработку, порядок и условия осуществления обработки персональных данных физических лиц, передавших свои персональные данные для обработки Оператору (далее – субъекты персональных данных) с использованием и без использования средств автоматизации, устанавливает процедуры, направленные на предотвращение нарушений законодательства Российской Федерации, устранение последствий таких нарушений, связанных с обработкой персональных данных.

1.3. Политика конфиденциальности разработана с целью обеспечения защиты прав и свобод субъектов персональных данных при обработке их персональных данных, а также с целью установления ответственности должностных лиц Оператора, имеющих доступ к персональным данным субъектов персональных данных, за невыполнение требований и норм, регулирующих обработку персональных данных.

1.4. Персональные данные Субъекта персональных данных – это любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу.

1.5. Оператор осуществляет обработку следующих персональных данных Пользователей:

  • Фамилия, Имя, Отчество;
  • Адрес электронной почты;
  • Номер телефона;
  • иные данные, необходимые Оператору при оказании услуг Пользователям, для обеспечения функционирования Сайта.

1.6. Оператор осуществляет обработку персональных данных Субъектов персональных данных в следующих целях:

  • обеспечение возможности обратной связи от Специалистов Оператора по запросам Пользователей;
  • обеспечение возможности онлайн оплаты заказанных на Сайте услуг;
  • обеспечения исполнения обязательств Оператора перед Пользователями;
  • в целях исследования рынка;
  • информирования Субъекта персональных данных об акциях, конкурсах, специальных предложениях, о новых услугах, скидок, рекламных материалов и других сервисов, а также получения коммерческой или рекламной информации и бесплатной продукции, участия в выставках или мероприятиях, выполнения маркетинговых исследований и уведомления обо всех специальных инициативах для клиентов;
  • статистических целях;
  • в иных целях, если соответствующие действия Оператора не противоречат действующему законодательству, деятельности Оператора, и на проведение указанной обработки получено согласие Субъекта персональных данных.

1.7. Оператор осуществляет обработку персональных данных субъектов персональных данных посредством совершения любого действия (операции) или совокупности действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств, включая следующие:

  • сбор;
  • запись;
  • систематизацию;
  • накопление;
  • хранение;
  • уточнение (обновление, изменение);
  • извлечение;
  • использование;
  • передачу (распространение, предоставление, доступ);
  • обезличивание;
  • блокирование;
  • удаление;
  • уничтожение.

2. ПРИНЦИПЫ ОБРАБОТКИ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ

2.1. При обработке персональных данных Оператор руководствуется следующими принципами:

  • законности и справедливости;
  • конфиденциальности;
  • своевременности и достоверности получения согласия субъекта персональных данных на обработку персональных данных;
  • обработки только персональных данных, которые отвечают целям их обработки;
  • соответствия содержания и объема обрабатываемых персональных данных заявленным целям обработки. Обрабатываемые персональные данные не должны быть избыточными по отношению к заявленным целям их обработки;
  • недопустимости объединения баз данных, содержащих персональные данные, обработка которых осуществляется в целях, несовместимых между собой;
  • хранения персональных данных в форме, позволяющей определить субъекта персональных данных, не дольше, чем этого требуют цели обработки персональных данных;
  • уничтожения либо обезличивания персональных данных по достижению целей, их обработки или в случае утраты необходимости в достижении этих целей.

2.2. Обработка персональных данных Оператором осуществляется с соблюдением принципов и правил, предусмотренных:

  • Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных»;
  • Настоящей Политикой конфиденциальности;
  • Всеобщей Декларацией прав человека 1948 года;
  • Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года;
  • Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года;
  • Положениями Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека (Минск, 1995 год), ратифицированной РФ 11.08.1998 года;

Источник: https://www.dvitex.ru/poleznoe/biznes/arbitrazhnyy-yurist/kollektivnye-iski-v-arbitrazhnom-sude-osobennosti-podachi-i-rassmotreniya/

Групповые споры с 1 октября: что несет новое регулирование?

Групповой иск в арбитражном процессе

Михаил Морозов

Председатель коллегии арбитров отделения Арбитражного центра РСПП в Новосибирске, председатель правления Ассоциации “Национальная третейская палата”

специально для ГАРАНТ.РУ

Изменения в процессуальные кодексы принимаются не так уж редко, но некоторые изменения вполне способны вызвать тектонические сдвиги в правовом пространстве.

Одним из таких изменений может стать, (а может и не стать), изменения в Гражданский процессуальный кодекс и Арбитражный процессуальный кодекс, касающиеся групповых исков. Напомним, они вступят в силу с 1 октября (Федеральный закон от 18 июля 2019 г.

№ 191-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”). В АПК РФ главу 28.2 – откорректировали, а вот в ГПК РФ глава 22.3 “Рассмотрение дел о защите прав и законных интересов группы лиц” появилась впервые.

Основных недостатков в регулировании групповых споров по АПК РФ было несколько:

  • неудачная формулировка перечня лиц входящих в группу. Ранее критерием отнесения истца к группе участников, было то, что все участники группы должны быть связаны с ответчиком единым правоотношением. Между тем в большинстве случае отношения сторон носили формально индивидуальный характер, но были при этом абсолютно идентичными (например, отношения собственников с управляющей компанией) по содержанию;
  • плохое разграничение подведомственности (не был решен вопрос, может ли арбитражный суд рассматривать групповой спор, в котором участвуют граждане) какая ветвь судебной власти;
  • невозможность взыскания персональных имущественных требований в отношении каждого участника группы.

Внесенные изменения учли эти недостатки, выявленные в ходе применения этой категории споров в арбитражном процессе. Многие проблемные вопросы сняты новой редакцией АПК РФ и новой главой ГПК РФ.

Правда, вопрос о разграничении подведомственности так и остался плохо решенным, но с учетом тенденций развития процессуального права, очевидно, что все будет сведено к переходу этих исков в суды общей юрисдикции.

При этом возможности судов рассматривать групповые иски, которые обычно гораздо сложнее по правовой фабуле и накалу страстей участников, вызывают сомнение.

Ранее препятствием сдерживающим квалификацию иска как группового, служило определение, что все участники группы должны быть связаны с ответчиком именно единым правоотношением (ст. 225.10 АПК РФ). Теперь участниками группы считаются те, у кого один ответчик, однородные права и одинаковые способы защиты (ст. 225.10 АПК РФ и ст. 244.20 ГПК РФ).

Стоит отметить, что и при введении группового иска в 2009 году в АПК РФ было много надежд, что это снимет массу проблем, а суд обретет новое качество.

Однако, по прошествии 10 лет, можно констатировать, что этого не случилось. Споры оставались единичными и единственная сфера, где институт как-то заработал, стали корпоративные споры.

Впрочем, эта категория споров сама не часто встречается, а с множеством участников и подавно.

Институт групповых споров заимствован нами из-за рубежа, где он весьма развит, но такое заимствование произошло без всякой оглядки на различие правовых систем, что в совокупности с огрехами формулировок и привело к такому результату.

В США, например, где групповые споры получили наибольшее распространение, к ним прибегают по искам, связанным с экологическим вредом, нанесенным гражданам промышленными предприятиями, недостатками товаров или услуг, которые нанесли вред потребителям.

Помимо этого, групповые споры распространены в финансовой, страховой, трудовой корпоративной сфере, строительстве и т. д. Основным критерием, который позволяет там развиваться групповым искам, часто служит то, что пострадавших лиц много, но претензия каждого не столь велика, чтобы идти в суд.

Или обратная ситуация: расходы каждого лица на обоснование иска слишком большие, чтобы их мог нести один человек. Например, страховая компания изменила правила расчета убытков, что каждый застрахованный получит меньше на $1000. Понимая, что процесс продлится минимум года три, а потратить на него придется не менее $20 тыс.

, ни один потребитель не сможет вступить в этот процесс. Не выгоден такой процесс и юристам одного потребителя. Но если выясняется, что таких пострадавших 10 тыс. человек и каждый в ходе суда может рассчитывать так же на $10 тыс.

(с учетом штрафа за нарушение прав), то взыскание с компании 10 млн, уже интересно многим юридическим фирмам, которые могут рассчитывать на значительный кусок этого пирога. Выгодно такое и пострадавшим, которые всего лишь подпишут заявление о вступлении в дело и по завершении процесса получат компенсацию.

В делах о нанесении вреда здоровью, только экспертиза факта, уровня вреда и причинно-следственной связи между нарушением и вредом, может стоить сотни тысяч долларов. Это обуславливает необходимость поиска источника финансирования этих расходов.

Таким источником становятся юридические фирмы, которые организуют этот процесс и аккумулируют заявления пострадавших. Существенным стимулом участия в этом процессе служит то, что зачастую процессы по групповым искам завершаются мировым соглашением. Ответчик прогнозирует возможные потери и может решить урегулировать конфликт, уплатив к примеру $5 млн сейчас, а не $10 млн через несколько лет.

Если проанализировать стимулы к развитию групповых исков за рубежом, то можно выделить следующие:

  • процесс является сложным, дорогим и долгим;
  • существует устойчивая судебная практика, позволяющая прогнозировать результат процесса;
  • суд присуждает значительные компенсации, часто носящие карательный характер и взыскивает огромные гонорары судебным представителям;
  • потери от неисполнения решения суда носят фатальный характер;
  • развиты правовые механизмы, делающие выгодным юридическим фирмам, участие в групповых исках.

Применив эти критерии к российской действительности, мы получим не столь оптимистическую картину возможности развития у нас групповых исков. Ключевая проблема кроется в особенностях функционирования российской судебной системы.

Прежде всего, наш процесс является вовсе не дорогим для потребителя (а точнее вообще бесплатен) и не требует особых познаний в юриспруденции, если речь идет о недостатках товаров. За десятилетия граждан уже приучили, что можно скачать где-то типовой иск, чуть переделать под себя, отдать его в суд, и он как-то будет рассмотрен, причем бремя доказывания ляжет на ответчика.

А значит роль юрфирмы, как организатора процесса, менее значительна. При этом особенностью нашего судопроизводства является непредсказуемость размера взысканной суммы. За одно и то же нарушение, допущенное в отношении разных потребителей, судьи могут взыскать штрафы, отличающиеся на порядок.

Участие юриста мало отражается на размере взысканной суммы, поскольку это вопрос усмотрения суда. С этой точки зрения групповой иск отчасти сделает судебную практику гораздо более единообразной, чем сейчас, во всяком случае, уровняет истцов в рамках одного дела.

Введение групповых исков в судебную практику поставит под удар застройщиков, перевозчиков, исполнителей услуг и даже – производителей товаров и их продавцов.

Классические зарубежные групповые иски – иски о вреде здоровья нанесенными БАДами, лекарствами и отдельными товарами – наверняка появятся и у нас, но эта перспектива гораздо более долгая.

Эти иски потребуют гигантских затрат и усилий по выявлению причинно-следственных связей, к которым пока не готовы ни судебные представители, ни суды.

Это и есть второй камень преткновения. Крупнейшие юридические фирмы, практически не занимаются защитой граждан в судах общей юрисдикции. Адвокаты, представляющие интересы граждан в этих судах, не обладают ресурсами, чтобы финансировать и администрировать сколько-нибудь крупный или сложный групповой иск.

За рубежом, финансирование группового иска обеспечивается возможностью для юриста взыскать все судебные расходы и получить гонорар успеха, который покроет все его затраты и может достигать половины всех полученных штрафов. У нас ставить размер вознаграждения в зависимость от исхода дела недопустимо.

Расходы на услуги судебного представителя возмещаются судами общей юрисдикции в размерах, вызывающих задумчивость как с ними поступить: отдать нищим или хорошего коньяку купить? Конечно, такой размер возмещения не способен стимулировать ответчика к скорейшему завершению процесса.

Соответственно, юридические фирмы, которые финансово заинтересованы в групповых исках, у нас начисто лишены этого стимула. В США именно юрфирмы инициируют процесс и набирают группу потерпевших, чтобы получить свой гонорар от ответчика.

В России процесс пойдет от обратного, сначала должна организоваться группа обеспокоенных граждан – они и подберут себе судебного представителя, которого и будут финансировать. Практика брать гонорар с каждого клиента, плохо применима к групповым искам, поскольку получить его от десятков или сотен человек будет крайне непросто.

Возможно, эта проблема будет решена с помощью нового инструмента – соглашения сторон о судебных расходах. Как суды будут смотреть на эти соглашения, если они будут радикально отличаться от привычной модели возмещения расходов, покажет только судебная практика.

https://www.youtube.com/watch?v=qCIAoQWNa1E

Тут мы упираемся в вопрос уже мало связанный с юриспруденцией, а именно чем определяется поведение ответчика в групповом иске. За рубежом, желание урегулировать спор – это не вопрос морали и ответственности перед потребителем.

Там присутствует голый расчет, который состоит в том, что не исполнение решения суда крайне невыгодно, а точнее это поставит крест на возможности дальнейшего бизнеса. В России такие механизмы обеспечения исполнимости решения практически отсутствуют.

Точнее они есть там, где доступ на рынок напрямую связан с субъектом (получение разрешений, лицензий, наличие земельных участков или специального оборудования). Всем остальным гораздо дешевле бросить свое юрлицо, чем удовлетворять претензии обманутых потребителей.

Это обстоятельство означает, что при принятии решения об организации группового иска, российские юристы обратят свои взоры на такие категории ответчиков, которые не могут организовать свой бизнес иным образом: транспортная система, застройщики, банки и страховщики, крупный сетевой ритэйл, управляющие компании в сфере ЖКХ. Причем последние могут попасть под удар в силу высокого социального накала и большого запроса на оспаривание их действий, а не по причине своей финансовой устойчивости.

В качестве предварительного итога можно сделать вывод, что данное изменение закона имеет большие перспективы стать новым трендом в юридическом бизнесе.

Крупные юридические фирмы, первыми сформирующими соответствующие компетенции и организационную структуру, смогут получить новое рентабельное направление судебной деятельности, которое сейчас занимает деятельность в сфере банкротства.

Работать, используя старые юридические технологии в групповых исках, не получится, что приведет к необходимости разработки новой технологии финансирования судебного процесса, поиска доказательств и урегулирования гонорарных вопросов с клиентами.

Поэтому, первый год работы, помимо бесценного опыта, принесет и массу разочарований в этом направлении, поскольку оснований предполагать, что групповые иски легко войдут в юридическую практику и будут эффективным средством юридической защиты не так много.

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/morozov/1291311/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.