Гриц и партнеры

Мой извилистый путь: от продавца газет на Камчатке до адвоката из Москвы

Гриц и партнеры

Мы с группой авторов Дзена устроили флешмоб #ДостаньЗвездуЕслиНадо.

Затея в том, чтобы каждый из авторов вспомнил историю, когда он принимал сложные решения, достигая своих целей и мечт. Я решил рассказать вам свою историю: как маленький мальчик из глубинки вырос в востребованного адвоката.

Для меня переезды — дело привычное. Я из семьи военного и школы менял чаще, чем меня успевали запоминать учителя. Родился я в Партизанске Приморского края, потом жил в поселке Рыбачий Камчатской области (тогда еще).

Первый бизнес

Поселок был закрытого типа, там жили исключительно семьи подводников, но судя по архитектуре и урбанистике, он был не военный, а послевоенный. Очень много заброшенных зданий, наполненных молодежью. Мне это нравилось, когда мы гуляли с пацанами по этим же заброшкам, и совершенно расстраивало, когда я шел мимо них со скрипкой в чехле из музыкальной школы.

Я всегда убирал скрипку в дальнюю от заброшки руку, разворачивал ручку в кисти так, чтобы скрипка была вдоль ноги и шел, скрывая инструмент. Потому что вопросов у ребят было много. И к инструменту, и к его владельцу.

Всем, кто окончил музыкальную школу — отдельный респект от меня)

С 6 лет я работал. Продавал газеты “Камчатская вечёрка”. Они выходили по четвергам. Вставали в 5 утра, шли на типографию и занимали очередь.

В соседнем здании была пекарня, там пекли бородинский хлеб, и примерно к этому времени он как раз поспевал.

За горячий бородинский хлеб можно было кого-то убить, я допускаю — такой он был вкусный, просто отрыв башки.

Примерно в 7 утра получали газеты и каждый шел своей тропой продавать.

Я все время ставил очень маленькую наценку на одну газету и, если не продавал хотя бы одну-две газеты за день, то чаще всего оказывался в минусе.

Поэтому я изо всех сил старался продать всё: я делал еще бОльшую скидку на покупку сразу двух газет одним человеком (это в основном были очень добрые дядьки, и они давали еще сверху “на мороженое”).

В определенный момент я стал читать (или узнавать у других), о чем написано в новом номере и рассказывать об этом один на один. Потом я дошел до того, чтобы выкрикивать на небольшой площади перед магазинами. Не все новости подходили. В основном люди обращали внимание, когда новости касались либо их самих, либо каких-то человеческих взаимоотношений.

Поэтому со временем я сам не заметил, но выкрикивал несуществующие новости о том, что какого-то мэра сняли или застукали в неприятной ситуации. Когда одна женщина подошла, купила у меня газету и спросила, где об этом написано, я ответил (7 лет), что этого еще даже не написано, она обладатель эксклюзивной информации.

Когда все-таки не удавалось продать всю партию, то я приносил газеты домой. Я был очень расстроен и зол. Но моя мама с неподдельным интересом относилась к оставшимся газетам, говорила, что ей “прям вот ровно столько и нужно” и выкупала их. Я немного сомневался (со временем), но, конечно, продавал. Раз “надо”.

Потом, правда, эти газеты я видел в своих мокрых ботинках — мама отлично использовала газеты, чтобы высушить мальчишескую обувь.

Вырастил свой “цветок”, помогай вырастить и “цветок” твоих последователей

Самозанятый

В 11-12 лет я жил уже в другом городе, Вилючинске, и у меня был друг Андрей. Я хорошо разбирался в математике, и мама Андрея попросила меня с ним позаниматься.

Мы сделали вместе его домашнюю работу, я объяснял, Андрей решал примеры, а мама оплатила мою работу (неожиданно, так как мы не договаривались об этом). Тетя Таня сказала: “любой труд должен быть оплачиваем”.

Я взял деньги. И достаточно часто занимался с Андреем.

Иногда мы с ним ссорились, он меня обзывал как-нибудь, и тогда я отказывался в будущем с ним заниматься. Он извинялся и говорил, что больше не будет. Тогда я просил (привет, будущий адвокат) его написать мне расписку о том, что он больше не будет меня обзывать. Он писал, и мы занимались математикой дальше.

Один раз он писал расписку и как-то подозрительно мелким почерком, а потом сказал, что это не его почерк, поэтому он не будет выполнять обещание и будет снова обзываться. Я в очередной раз отказался с ним заниматься, а тетя Таня дала ему подзатыльник, и он переписал расписку своим почерком.

Хочешь объяснить понятно — рисуй

Переходы в лигу повыше

До 8 класса я учился в обычных школах. Никаких лицеев, гимназий и углубленного изучения хотя бы чего-то. Но в 9-й класс, благодаря моей маме, мы поехали в Петропавловск-Камчатский. Я поступал в школу №33 с углубленным изучением отдельных предметов. В инженерный класс.

Там нужно было сдавать математику и физику. И если с первым предметом у меня было всё хорошо, то по физике было 10 задач по 3 балла каждая. Как вы поняли, максимум можно было набрать 30 баллов. Я в сумме за всю контрольную набрал 2,5 балла.

Как скажет потом физик: “я первый раз по 0,5 балла ставил хотя бы за правильное Дано”.

Тем не менее, “глазки-то умненькие” (слова математички) — меня взяли. Через год я стану одним из первых по физике в своем классе. Я быстро учился адаптироваться в новой лиге. В той лиге, которая повыше, чем та, где я играл раньше.

Чтение — залог успеха в предпринимательстве. Подружитесь с книгами

Потом было поступление.

Большинство моих одноклассников ехали в Питер, потому что на Камчатке много питерских вузов делали свои подготовительные курсы, и можно было ходить год и в конце спокойно поступить.

Моя мама сказала, что “Питер — это не твой уровень, поедешь в Москву”. Я был совершенно не согласен с ней, но вы попробуйте поспорить с мамой. Моей. В общем, поехали поступать в Москву.

Я поступил в МИФИ на факультет Кибернетики. Причем на спецконтракт: это когда ты туповат для бюджета, но есть надежда в тебе. Мы с мамой пришли в бухгалтерию, чтобы оплатить первый семестр.

Мама говорит: “Вы знаете, мы живем на Камчатке, а сын тут останется, поэтому можно оплатить сразу за первые два семестра? Там так удобнее”.

Главный бухгалтер посмотрела на меня и говорит: “Не надо платить сразу за год, может он перейдет на бесплатное, глазки-то умненькие”.

В итоге маме не разрешили оплатить за 2 семестра, а я перешел на бесплатное после первого. МИФИ я в итоге закончил хорошо и был на неплохих счетах в группе, хотя началась эта лига “со спецконтракта”.

Крутой поворот

Я не смог быть долго программистом. Понял, что люди мне интереснее. И после второго курса МИФИ решил пойти одновременно учиться в МГЮА. Так в 2009-2010 года я одновременно окончил два вуза: МИФИ и МГЮА. Был и инженером-математиком, и юристом. Страшно ли было менять профессию? Страшно. Правильный ли это был выбор. Абсолютно правильный.

Часть команды юридической фирмы “Гриц и партнеры”

Я работал по юридической специальности с 2007 года и ни разу, чем бы я параллельно не занимался, не бросал это дело. Я живу договорами, законами, переговорами, судами. Мне это нравится.

Я могу параллельно работать в образовании для школьников, организовывать туры по изучению иностранного языка, быть рекламным агентом, преподавателем актерского мастерства, молодым научным исследователем, а затем кандидатом юридических наук, режиссером, актером, сценаристом и продюсером -канала, автором книги, но всегда остаюсь тем, кто любит право.

И мне кажется, что тот результат, которого я добился на сегодняшний день — это результат любви к своему делу. Я не могу сказать, что это какой-то успех или вершина, но тот результат, что есть — следствие определенной мании.

Не бойтесь делать повороты. Даже крутые.

Передаю эстафету следующему автору, Екатерине с канала In Dogs We Trust, которая расскажет свою звездную историю.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5bafef4335327000aedfa855/moi-izvilistyi-put-ot-prodavca-gazet-na-kamchatke-do-advokata-iz-moskvy-5d6954b674f1bc00ad1a9c5d

Адвокач Гриц. Ютуб-блогер российской адвокатуры…

Гриц и партнеры
Several bots are writing…Рисовала Катя Цибере

Гадомский: Почему у Гриц и партнеры нет сайта?

Гриц: Мне кажется, что это устаревшая форма коммуникации с миром. Хотя моя команда сейчас уже меня продавила, и мы собираем контент для сайта-визитки (надеюсь, очень примитивного). Но долгое время я держался и не создавал ничего статичного информационного.

— А какая тогда современная форма?

Любая личная, полезная и динамическая: видеоконтент, аудио, текст. И всё через личностей. Так, мне кажется, нужно коммуницировать с внешним миром.

— Я фолловлю тебя уже несколько лет и до сих пор не знаю, какая твоя специализация, в каких практиках работает Гриц и партнеры. Расскажи про фирму.

Мы фул стек лигал сервис для бизнеса. Любые задачи по поддержке предпринимателя: от оптимальной структуры и договоров до проверок и уголовки. Что-то делаем сами, на чем-то специализируются наши партнеры. Но последних мы отбираем супервнимательно, так как репутационно за них вписываемся перед доверителем.

— У вас 10 человек, верно? Это ты и юристы с помощниками, или у тебя есть партнеры?

Офисная команда — да, 10. Среди них есть один партнёр, ещё адвокаты, юристы и помощник. Есть удаленные постоянные люди — их тоже около 10. Их я тоже считаю командой. И есть ещё достаточно постоянные партнеры — внешние юристы — это просто очень клевые самостоятельные специалисты.

— Ты говоришь о коммуникации через личностей, но в медиа есть только ты. Твой партнер и другие твои юристы — в твоей тени. Они с этим ОК, или иногда одергивают тебя, мол, Димон, харе инфоцыганить, дай и мне выступить?

Я надеюсь, что они прочтут это интервью и заапрувят, что я скажу, но тут скорее я «иногда их одёргиваю» и говорю: идите выступать/писать/сниматься.

На самом деле те, кто хотят больше, сейчас и выступают, и пишут, и дают комментарии в СМИ. Те, кто хотят меньше — просто говорят «хотим»).

Коммуникация через личность — пока нашей фирме хватает меня. Но мы работаем над публичной диверсификацией, просто это небыстро.

— Ты на лекциях прикольно называешь категорию сотрудников “заключенные”. У тебя есть такие?

Нет, у меня они «партнеры». Реально, это не какая-то ваниль, это так и есть: у меня просто мало людей, часть из них с партнерским мышлением, остальные смотрят на них и тоже приобщаются. Периодически у всех выскакивает «курортность», но это скорее аномалия.

— Тебе когда-нибудь прилетали обвинения в нарушении закона или правил адвокатской этики, например, связанные с публичными высказваниями?

Пока нет) акцент на первом слове, не зарекаюсь).

— В РФ в последние три недели было два скандала с топовыми юрфирмами — Хмельницкий и партнеры и Хренов и партнеры. Как думаешь, это очищение рынка или просто локальные междусобойчики?

Честно сказать, я не знаю этих людей, поэтому ничего сказать по ним конкретно (типа по делу или нет) не могу. В некоторых источниках (в том числе у тебя в Мертвых юристах) читал, что у них странная репутация.

— Я не нашел вас в рейтинге Право-300. Что так, ты их презираешь, или?

Вообще никакого отношения к рейтингам: ни презрения, ни ласки).
Просто это не мой канал коммуникации. Хожу мимо. Не исключаю, что как и с сайтом, меня когда-нибудь продавят,и мы тоже полезем мериться с другими фирмами чем-то, а пока сильно важнее считаю мерить NPS наших доверителей и сравнивать с нами самими вчерашними.

— Можешь сказать, сколько заработала фирма в прошлом году?

Меня один опытный юрист — мой друг — уже пожурил за это, сейчас и ты туда же, но правда в том, что я не считал).

— Мы же за искусство, какое нам дело до каких-то там цифр))

Реально, ты можешь уточнить у тех, кто меня знает близко — у меня своеобразные отношения с деньгами — я уважаю их как средство достижения целей, инвестирую во всякие идеи, стартапчики запускаю, но деньги сами по себе меня совсем не мотивируют, а от того и в целях они редко появляются.

— Тогда прикинь на глаз, какие практики в процентном соотношении в доходах самые прибыльные?

Слушай, ну если считать прям по красоте, через ROI во временных инвестициях, то самая прибыльная — практика по сделкам с недвижимостью, потом договорная, а дальше уже защита бизнеса при незаконных проверках, уголовная и судебная.

— Кто ваши ближайшие конкуренты на рынке в этих практиках?

Дим, вот те крест, вообще не заморачиваюсь по конкурентам. Не знаю почти никого.

Знаю только тех, кто мне прям нравится, например, в договорах — Паша Мищенко из Runetlex.

— Как ты относишься к юрфирмам, которые выросли из фисбучных пабликов? Назовем их собирательным названием “Юстерс”. Насколько такая модель создания и организации партнерской сети устойчива?

Да никак. Кто как хочет, то так и хлопочет. Время покажет.

— Ситуативочка. Только что на Беспощадном пиарщике написали, что Associated Press на фото с Гретой Тунберг вырезали темнокожую девушку — активистку из Замбии. Как ты вообще относишься к дайверсити: готов ли, например, взять на работу юриста-трансгендера?

Никаких препятствий пол человека у меня не вызывает. Там дофига других нюансов, чтобы к нам попасть, но не из этих областей. Скорее по отношению к жизни).

— Черт, уже хотел перейти к преподаванию. Но нет, скажи теперь, что за нюансы?

Там много. Толковый отбор людей — это нудная и долгая работа. Давай скажу по каким неочевидным аспектам отваливаются многие: по жертвенному отношению к жизни (типа «меня не повысили», «меня заставляли», «меня не ценили»), по потребительскому отношению («мне должны», «меня устраивает»), ну и по ценностям мы не со всеми сходимся. Мы адски топим за заботу и человечность, кому-то это не близко.

Мы, например, не называем доверителей клиентами, они именно доверители. Мы замороченные, короче).

Гриц и преподы

— Специальный старперский вопрос, чтобы ты приуныл. Как отличаются сегодняшние студенты от нас-студентов?

*включил вентилятор, чтоб убрать запах нафталина и старых деревянных досок*

Короче, они такие же мы — разные. Есть свободные и амбициозные, есть унылые и ничего не желающие.

У сегодняшних очень много возможностей, но скорости выше и информационного шума больше, поэтому в остатке (разница между возможностями и отвлекающими темами) — примерно то же самое. Плюс у меня есть гипотеза, что ты, будучи молодым, возможности не видишь (вернее видишь другие), а потом в старости ворчишь, что «в наше время такого не было».

— Давай еще поворчим. Должен ли универ давать не только юридические знания, но также и навыки?

Универ должен готовить релевантных рынку специалистов. Что рынку надо будет, то и должен универ. Сейчас рынку (имхо) нужны навыки, поэтому навыки нужно давать. Иначе это будет опять «знаю всё об иске кроме того, как он выглядит в реальности» или «забудьте всему, что вас учили в Университете».

— Какие это должны быть навыки?

Критическое мышление, работа в команде, развитие эмоционального интеллекта, аналитическое мышление, хард-навыки юридические: составление документов, подготовка судебных позиций. Но я бы ещё в разных магистерских профилях давал разные наборы навыков.

— Я не смог посчитать, в скольких универах ты преподаешь. Расскажи, что за курсы и предметы ты читаешь.

Верхнеуровнево у меня три аудитории: 1. Предприниматели 2. Юристы. 3. Студенты.

Первым я рассказываю на разных программах, площадках и университетах про юридические аспекты бизнеса понятным языком.

Вторым — в основном какие-то узкие юридические темы и бизнес-аспекты (команда, продукт, маркетинг — кроме финансов, как ты понял)).

Третьим — и юридические темы (например, у меня есть свой курс «Юридическое сопровождение бизнеса»), и ценностные мои загоны: как делать, зачем профессия, как смотреть на жизнь.

“Короче как не вешать нос и не поехать кукухой в наших реалиях”.

В общем, со студентами я — про воспитание достойных молодых людей).

— Не слабо. Сколько времени в неделю ты тратишь на преподавание?

Мне кажется, часов 15 из 60.

— Что это дает? Это чтобы нанимать джунов, чтобы изменить мир, или ты просто не можешь не преподавать?

Для хантинга и найма достаточно преподавать 2 часа в неделю. Поэтому для этой цели точно избыточно.

Знаешь, в 7 навыках Стивена Кови есть упражнение «Некролог». Типа что обо мне скажут, когда я помру. Так вот мне эта тема важна (это у меня тип личности такой). Кажется, что всё мое просвещение (Адвокач, работа в вузе и проекты типа «Право на каждый день») — это про миссию «че-то поменять».

— Пока ты отвечал, я погуглил, что такое NPS. Расскажи пожалуйста, как ты меряешь удовлетворенность клиентов: ты пишешь им запрос дать фидбек после окончания проекта, или как это работает?

Красава), видишь интервью тебе тоже пользы подкинуло. В общем по каждому продукту (услуге) и юристу важно измерять уровень удовлетворённости доверителя. Важно: когда и как это делать. Нужно часто (не только в конце, но и в процессе), во всех случаях без страха получить негатив, но без выноса мозга доверителю (не больше минуты на заполнение).

Классически это звучит так: Вопрос 1 (обязательный): насколько вероятно, что вы порекомендуете своим друзьям обратиться к нам за той же услугой? 0 — ни за что; 10 — обязательно. Вопрос 2 (опциональный): почему вы так ответили на предыдущий вопрос?

Гриц и

— Есть такое поняти (не очень распространенное) как liquid media. Я так понимаю, это медиа вроде Лентача. Они есть в ТГ, Твитере, инсте, и пр., а сайт просто агрегирует то, что они там постят. Так что твоя идея про сайт как устаревший способ коммуникации — в тренде. Какие каналы коммуникации ты используешь, и как вообще тебе название liquid law firm?

Делаю, что умею и что по кайфу. Делаю , веду инсту и Фейсбук (с разным посылом). Есть пару дышащих с разной живостью каналов в ТГ. Писать — все-таки не совсем моё. Ну вот бизнес-книжку написал, но это тяжкая тема была для меня. Сейчас работаю над двумя подкастами.

Если вопрос «как», то я стремлюсь сделать полезный контент для своей целевой аудитории. Польза бывает разная: в сейчас делаю БизПрав — это в чистом виде юридические знания; в инсте пишу про жизнь — тоже находит свой отклик у людей.

— Какая категория клиентов приходит к тебе через Ютуб? Этот канал приводит платящих клиентов в практику недвижимости, или в защиту бизнеса, или в договорную практику?

Это не совсем так работает. Я не продаю ничего в . Это формирование бренда и контентной повестки.

От проекта «Адвокач» у меня мало того что не прибавилось ни одного доверителя (не клиента, sic!)), у меня даже ушла одна сделка, когда «серьёзные люди» постеснялись «видео-блогера-юриста». Наняли кого-то из напыщенных, я полагаю.

— Это приводит доверителей к тебе напрямую? Или ты как-то иначе меряешь эффективность этих каналов?

Не приводит. Эффективность измеряю по росту и реакции аудитории. Это не инструмент продаж наших услуг.

— Твои ролики в колабе с Т_Ж собирали под миллион просмотров — недосягаемое количество для юридического контента в Ютубе. Но есть и видео, которые собирают всего 200–300 просмотров. Ты разобрался, что заходит, а что нет?

Мое интервью «10 вопросов адвокату» набрало 1,2М просмотров. И это не благодаря мне, а благодаря ребятам из Жизы и популярности их канала, я без иллюзий. Ещё пара интервью набирали примерно по 100000+ просмотров. Коллаборации с Тинькофф-журналом (там много и разных) набирали до 10 000 просмотров. Мои личные ролики — около 1к просмотров.

Я разобрался, что юридический контент не заходит)))

Источник: https://medium.com/dead-lawyers-society/advoka4-grits-eae6324c72b7

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.